Главная > Туристам > Интересное о странах > Что смотреть в Португалии в декабре?

Что смотреть в Португалии в декабре?

     

                                                     В декабрьской Португалии по зеленой траве стелется туман, и все так напоминает мезозойскую эру, что ждешь динозавров. Когда на машине переезжаешь сюда из соседней Испании, все переходят на английский, равнина сменяется холмами и по их гребням встают долговязые эвкалипты с араукариями, похожими на древовидные хвощи. На юге нас ждал рыбацкий город Olhao, который по аналогии с Магелланом (Magalhaes) произносится Ольян. Его миновал страшный туристический бум семидесятых, покрывший тогда сетью дешевых гостиниц побережья Атлантики: в Ольяне были десятки фабрик по переработке рыбы.


 

Зато там остались жить местные обитатели, они и сейчас гуляют с собачками по мощеным улицам, встречаются в парикмахерских и едят миндальные пирожные в кафе. А потом, в середине девяностых, туда приехал Пирс. Если граждане города когда-нибудь и поставят памятник, то Пирсу де Ласло, который вместе с рыбным неистребимым тогда ароматом спас Ольян от исчезновения. Он стал покупать дома и позвал в гости компанию BBC, чтобы показать всем Дома с большой буквы. Старинные, старые, древние. Разные. Рыбные заводы уменьшились до двух, ароматов рыбы больше нет, фильм BBC зрителей поразил. В результате к Пирсу приехали жить его друзья и родственники из Англии и не только, а их у Пирса немало: его дедушка Филип де Ласло – любимый живописец английского двора, писавший нынешнюю королеву еще инфантой, и тот портрет был любимым у королевы-матери. В детстве у Пирса было все, включая личного батлера для снимания ботинок. В оттепельные 60-е экстравагантная мама Пирса даже немного жила в Москве и, видимо, с тех времен усвоила привычку начинать день с рюмки молока с водкой, которой и придерживалась до самой своей смерти в 90 примерно лет. Пирс унаследовал от нее феноменальную печень, а от венгерского дедушки – мятущуюся душу.

Ольян Пирс прибирает к рукам, чтобы его никто не испортил. Он хочет сделать из города охраняемый ЮНЕСКО объект (наподобие 170 квадратных километров заповедника Риа-Формоза, которые лежат грядой барьерных островов здесь же, вдоль побережья, и именно там – настоящая Тамань, лучшие пляжи, заливы и рыбацкие хижины.) По самым скромным подсчетам, домов у Пирса тридцать со всем содержимым, включая мебель, льняные салфетки и фарфор. О, Пирс завидный жених, хотя и одержимый: лишь когда нужно спасти очередную руину, он скрепя сердце реставрирует и продает одну из своих.  


 

Как страстные кошатники котят, он отдает дома только в хорошие руки, поэтому все его друзья уже живут по соседству. Некоторое время Пирс их недолюбливает (ревнует) и зорко следит за домом, наведываясь в гости под разными предлогами. С невестами тоже все не просто, поскольку Пирс ужасный эстет и одновременно потенциально верный муж и многодетный отец. Я думаю, семья из 10–15 детей была бы ему впору. Удивительно, что он до сих пор не женат.

В Ольяне уже образовалось британское сообщество, которое ходит друг к другу в гости, устраивает вечеринки на плоских крышах в городе (неленивый де Ласло даже завел на своей бассейн). Выпускники школы Хэрроу, обремененные титулами и родословными, расслабляются на воле. Лондонец Дэвид открыл бар. Голландские художники Эдвин и Жюстин восстанавливают дом, используя лишь камень и дерево. Бывший редактор New Yorker Антония дает уроки рисования, а кинопродюсер москвичка Галина купила в центре квартиру с террасой, как футбольное поле, и устраивает шумные и элегантные парти. В рождественскую ночь мы поспели на фортепианный концерт к выпускнику питерской консерватории Алексею Шакитко в доме англичан Тима и Дебры. Я пока что привожу из Ольяна картины голландцев да оливковое масло оcтзейского барона фон Розена, ферма которого в получасе езды окружена возделанными им же полями. Каждый раз все с меньшей уверенностью я говорю себе, что даже цена меньше чем 1 000 евро за метр – не повод к покупке трехэтажного дома XIX века с роялем. И гостиница наконец открылась, 550 шагов от центра. И пляж далеко, потому что зачем рыболовам пляж. И вообще можно снять за 60 евро в месяц корабль на приколе в бухте заповедного острова Кулатра. Или построить там дом из пластика, как художник Ян, и судиться с Евросудом за право там жить. Но лучше иметь заповедник под боком, однако ходить за круассанами вниз по утрам, а через площадь за шампанским по вечерам. И покупать расписной фарфор, не думая о перевесе и декларациях. Жить-быть и смотреть на море с террасы.

Информация предоставлена ЗАО «Конде Наст»

27.12.2012, 1154 просмотра.